Переизобретение денег: цифровые валюты и валюты сообществ

13-04-2022

Китай запретил частные криптовалюты и запустил собственную цифровую валюту центробанка (CBDC, central bank digital currency). Другие страны вступили в гонку по выпуску собственных цифровых валют.

В то же время в Великобритании комитет палаты лордов пришел к выводу, что убедительных доводов в пользу выпуска CBDC нет и что такой шаг может привести к массовому изъятию банковских вкладов. Однако, согласно опросу британского Центра макроэкономики (CFM) среди европейских экономистов, 84% из них поддерживают выпуск CBDC. Поддерживаем его и мы – экономисты, специализирующиеся на изучении электронных частных денег, или дополнительных валют, эмитируемых региональными сообществами в Испании, Швейцарии и Германии (см. врез). Наш опыт показывает, что хорошо продуманные CBDC могут помочь стабилизировать финансовую и монетарную систему.

Местные валюты
Сюзана Мартин Бельмонте выступала консультантом при создании в Барселоне городской валюты REC в 2018 г. Основная цель проекта – направить расходы населения и бизнеса в местную экономику. Кристиан Геллери – автор аналогичного проекта в Баварии и «отец» валюты под названием кимгауэр (chiemgauer), которую местное сообщество выпускает с 2003 г. Каждый выпущенный кимгауэр равен 1 евро в течение полугода, после чего обесценивается до 3%, что побуждает его держателей быстрее тратить, поддерживая местную торговлю. Джим Стоддер работал над созданием электронной валюты швейцарского WIR Bank – современного аналога альтернативной системы взаиморасчетов WIR Wirtschaftsring-Genossenschaft, разработанной еще в 1930-х гг.

Риски выпуска CBDC и риски отказа от выпуска CBDC
Во-первых, давайте разберемся, к чему приведет выпуск CBDC? Это может означать, что счета центрального банка станут доступны для всех, а не только для банков. Скорее всего, большинство людей предпочтут перевести деньги со своих счетов в банках на депозит в центробанке, поскольку такой вариант более надежен. Это может привести к бегству вкладчиков, что волнует палату лордов. Но отток средств из коммерческих банков можно предотвратить, если переход к системе, открывающий гражданам доступ к CBDC, будет постепенным. Введение таких ограничений возможно только в том случае, если речь не о частной криптовалюте, а о цифровой валюте центробанка.

Предоставление доступа к депозитам центробанка всем гражданам – простое изменение, которое постепенно трансформирует привычную монетарную систему. С учетом того, что банки создают новые деньги (депозиты) из воздуха каждый раз, когда предоставляют кредиты, предпочтение обществом депозитов центробанка, а не коммерческих банков может сделать этот старый механизм создания денег нежизнеспособным. Банкам придется создавать новые кредитные продукты, превращаясь в процессе в «более нормальные» организации.

Если большинство людей будут использовать CBDC вместо банковских счетов, банки перестанут быть «слишком большими, чтобы рухнуть» (too big to fail). В случае банкротства того или иного банка система электронных платежей, опирающаяся на центробанк, продолжает работать, что исключает необходимость в помощи со стороны государства. Этот момент бывший глава Банка Испании Мигель Анхель Фернандес Ордоньес подчеркивает в своей книге «Прощайте, банки» (Adiós a los bancos). Полагаясь на страховку от чрезмерных рисков, банки постоянно зарабатывают и чрезмерную прибыль. Выпуск CBDC положит конец долгосрочному тренду, при котором на нефинансовые организации приходилась все меньшая доля корпоративной прибыли. Результатом станет ее более сбалансированное перераспределение.

Запуск CBDC и создание меньших объемов денег банками будет означать усиление системной стабильности и по другой причине: банковские деньги имеют высокую «процикличность». Центробанки могут выпускать CBDC контрциклично, смягчая экономические циклы, а не усиливая их. Как писал профессор Йельского университета Ирвинг Фишер в 1935 г., утрата банками возможности создавать деньги приведет к двум последствиям – национализации денег и полной приватизации банков. Позже, в 2010 г., Мервин Кинг, занимавший тогда пост главы Банка Англии, говорил, что «при многочисленных способах организации банковской системы та, которую мы имеем сегодня, – наихудшая».

В то же время многие опасаются, что CBDC позволит правительствам отслеживать каждую транзакцию, что положит конец анонимности, которую обеспечивает использование наличных денег. Но с учетом того, что почти три четверти объема покупок американских потребителей сегодня проводятся при помощи электронных платежей, это окно уже открыто, но – при наличии у правоохранительных органов официального ордера. Законные покупки при помощи CBDC могут быть защищены аналогичным образом. С другой стороны, с точки зрения борьбы с отмыванием денег CBDC дают существенный плюс.

В мире много спрятанного богатства, подлежащего налогообложению. Исходя из оценок Группы высокого уровня ООН по международной финансовой отчетности, прозрачности и целостности (UN High-Level Panel on International Financial Accountability, Transparency and Integrity, FACTI), ежегодные глобальные потери от ухода компаний от налогов составляют $500–600 млрд. Используя данные Всемирного банка о глобальном соотношении налоговых поступлений к ВВП и объемах самого ВВП, можно рассчитать, что потери составляют 4,61% мировых налоговых сборов. Это средний показатель по миру в целом, но с учетом различий в налоговых ставках как внутри стран, так и между ними данная оценка налоговых потерь крайне консервативна.

К тому же существует несколько реальных альтернатив созданию CBDC – без создания CBDC частные стейблкоины угрожают способности центральных банков контролировать денежно-кредитную политику. Можно представить, что все используют только валюту, эмитированную Facebook, и компания принимает решения об объемах ее выпуска. Понятно, что центробанки не хотели бы этого, и США заставили Facebook отказаться от мечты о контроле над глобальной валютой.

Но что помешает воплотить эту мечту неамериканской компании или государственному субъекту? Кейнс (один из самых влиятельных экономистов в истории Джон Мейнард Кейнс. – Прим. «Эконс») призывал к переходу к действительно интернациональной валюте, а не к валюте – глобальному гегемону вроде доллара США. Точно так же бывший глава Банка Англии Марк Карни призывает к созданию синтетической валюты-гегемона, а некоторые экономисты, например профессор лондонского Грешем-колледжа Авинаш Персауд, отмечают, что ею могут служить специальные права заимствования МВФ (СДР). Фатас и Ведер ди Мауро (профессор французской бизнес-школы INSEAD Антонио Фатас и профессор Женевского института международных отношений Беатрис Ведер ди Мауро. – Прим. «Эконс») отмечают, что если МВФ не создаст новую международную CBDC, то такие компании, как Facebook, скорее всего, получат огромную экономию на транзакционных издержках, запустив свои собственные валюты.

Локальное дополнение к CBDC: три преимущества
Наши эмпирические исследования показывают потенциальный положительный экономический эффект от выпуска локальных, или дополнительных, валют (community currency) и то, как с их помощью CBDC может увеличить свою финансовую мощь. Удачные примеры таких валют дополняют традиционные валюты: WIR – швейцарский франк, а баварский кимгауэр и барселонский REC – евро (см. врез выше).

Дополнительная валюта, хождение которой ограничено и которая поддерживается при этом CBDC, будет иметь три главных преимущества. Первое из них, как показывают наши исследования, – мультипликативный эффект на локальные расходы – потребители начинают тратить больше.

Второе – дополнительные валюты дают центробанкам возможность контролировать скорость обращения денег (сколько раз, например, доллар переходит из одних рук в другие), чего они сейчас не делают. В последние три рецессии контрциклическое расширение денежного агрегата М2 сопровождалось практически зеркальным проциклическим падением скорости его обращения – это означало, что ВВП, выраженный как М2 с учетом скорости обращения денег, также сокращался.

И напротив – наши исследования показывают, что дополнительные валюты контрцикличны (то есть объем их выпуска и/или скорость их обращения увеличиваются во время кризиса). Это общеизвестно среди тех, кто работает с дополнительными валютами, но наша эмпирическая работа теперь доказывает это. Скорость обращения некоторых дополнительных валют еще больше увеличивается за счет стимулов, изначально заложенных в самих таких валютах. Примером может служить баварский кимгауэр: он равен 1 евро в течение первого полугода, после чего дешевеет до 3%, что побуждает держателей быстрее тратить.

Третье преимущество – выпуск дополнительных валют, обеспеченных CBDC, мог бы помочь странам во время валютных кризисов избегать условий, на которых в таких ситуациях предоставляется помощь МВФ: когда стране нужны кредиты в твердой иностранной валюте для поддержания собственной валюты, условиями получения кредитов служат сокращение государственных расходов и повышение налогов и процентных ставок – иначе восстанавливающаяся экономика может просто увеличить расходы на импорт, еще больше ослабляя свою валюту. Но создание валюты, транзакции которой привязаны к географической местности, может ограничить такой отток.

Данная проблема является частью «первородного греха» международных финансов – неспособности развивающихся экономик брать кредиты в собственной валюте. Как отмечает Персауд, бедные страны не только больше всех подвержены рискам, связанным с изменением климата (и меньше всех за него ответственны), но также, если попытаются на них ответить, более других подвержены риску долгового кризиса. Любая попытка смягчить последствия энергоперехода или изменения климата, подразумевающая стимулирующую политику, скорее всего, приведет к девальвации, что увеличит имеющийся долг таких стран в твердой валюте. «Изолировать» торговлю и долг от таких последствий и избежать оттока капитала можно в той степени, в какой это может быть оплачено национальными дополнительными валютами – что позволит уйти от прямого протекционизма или введения контроля за движением капитала.

Благодаря этим трем результатам – более высокий мультипликатор расходов, контрцикличность скорости обращения денег и изолированное использование валют во время кризиса – поддержка цифровыми деньгами центрального банка дополнительных локальных валют позволит решить многие проблемы.

В завершение отметим, что дополнительные валюты, привязанные к CBDC, могут не только компенсировать «упадок» денег коммерческих банков, но также демократизировать сам процесс создания денег. В феврале 120 европейских экономистов подписали открытое письмо в Европейский центральный банк и Европейский парламент с призывом о более широкой общественной дискуссии как о возможностях, так и о рисках, которые несет в себе выпуск CBDC.

Выпуск дополнительных валют не может гарантировать более демократичных форм CBDC, но может поддержать их. Сообщества могут решать, в чем размещать ликвидность и как проводить смарт-контракты, как подталкивать владельцев местных валют к использованию «зеленых» сервисов и другим просоциальным расходам. И как вампум – бусы из ракушек, которые коренные жители Америки использовали в качестве денег, – валюта, эмитируемая сообществами, сегодня может стать токеном, который обеспечит долгосрочное взаимодействие.

Источник текста: https://econs.online/
Фото: Центральный банк / Getty Images